Сайт http://lagonaki-info.ru продается. Вы можете связаться с нами по адресу: gryazinet@bk.ru

Погода Лаго-Наки

Адыгские легенды

Мезмай

В стародавние времена жили в солнечных долинах веселые и справедливые нарты. Полулюди-полубоги. Возделывали землю, разводили сады, пасли овец с длинной волнистой шерстью и быков с большими загнутыми рогами. Все соседи уважали Нартов, в дни мира пользовались их советами, в дни войны – защитой. И во всех странах славились нартские лесорубы, с одного удара перерубающие могучий дуб, нартские пастухи, что могут скакать 3 года, не слезая с лошади, и нартские звероловы, копьем попадающие в подброшенную монету.
Но однажды с севера прилетел свирепый трехглавый дракон - бляго. Задымились долины. Дракон сжигал посевы, разгонял стада, грабил селения, люди боялись выходить из своих домов на поля и пастбища. Высоко в горах в глубокой пещере устроил себе логово дракон, откуда ежедневно вылетал за добычей. Горцев было слишком мало, и чудовище легко их одолело. Жители предгорий собрали войско и отправились искать дракона. Гремя доспехами, въехали всадники в глубокое ущелье, а обратно выбежали только кони. Ужас и горе охватили людей, помочь им могли только нарты.
Лучшие нартские богатыри собрались на войну с драконом. Великан Фишт, старый могучий лесоруб, мудрый и спокойный как горные озера. Предводитель пастухов Пшехо-Су, неутомимый путешественник и бесстрашный воин, и юный охотник Оштен, знающий все тропы в горах.
Быстро отыскали нарты логово дракона в горах. Первым вышел на бой старый Фишт, взмахнул серебряным топором и с первого удара отсек самую большую голову, но и сам упал, опаленный огненным дыханием чудовища. Выхватил меч наездник Пшехо-Су, погладил коня, и поскакал к пещере. Много ударов нанес дракону опытный нарт, срубил вторую голову, но и сам упал, истекая кровью. Никогда не встречал Оштен таких больших зверей в горах, страшно юному охотнику, но не отступают нарты в бою. Копье из цельного ясеня поднял Оштен и проткнул последнюю голову. Содрогнулся умирающий дракон и огромным зубчатым хвостом опрокинул Оштена.
На место битвы пришли сестры Нартов, найти братьев и перевязать им раны, но все богатыри были мертвы. Ковром цветов застелили тела сестры Нартов и начали плакать. Плакали, до тех пор пока их слезы не превратились в реки. Седая и величавая сестра Фишта стала рекой Белой, то могучей и спокойной, то, вспоминая брата, всесокрушительной и гневной. Сестра Пшеха в вечном горе плачет перекатами. А юная сестра Оштена игривая Курджипс не может смириться с потерей и неистово грохочет на камнях и водопадах.
Шли годы. Десятилетия сменялись столетиями. Люди боялись заходить в бывшее логово дракона, несмотря на то, что там хранились награбленные им сокровища. В каменные горы превратился убитый нартами дракон. Головы стали вершинами, когтистые в шрамах крылья – склонами, следы меча Пшехо-Су – каньонами, а зубчатый хребет с хвостом – грядой скал. Кровь из ран дракона собиралась в ручьи и с высоты водопадом низвергалась в долину. Высоко-высоко в горах возле отрубленных ими голов лежали на цветах убитые нарты. И с трех сторон сбегали с плато три реки: Белая, Пшеха и Курджипс, не переставая оплакивать братьев.
Люди забыли Нартов, приходили любоваться причудливыми нагромождениями скал, но всегда обходили место, где из рассеченной красной скалы били два водопада. Даже старики не знали, почему их прозвали «Кровь дракона».
Однажды в горах появились юноша и девушка: княжеская дочь Наки и пастух Лаго. Они бежали в горы от отца Наки, он не хотел отдавать ее замуж за бедняка. Влюбленные нашли тела Нартов, и девушка вспомнила легенду, которую рассказывали при дворе князя. Часто приходили они поклониться героям, Наки украшала величественные головы венками луговых цветов, а Лаго собрал оружие и доспехи погибших. Они поселились у ручья между трех вершин, Лаго охотился, а Наки собирала в рощах травы и ягоды.
В один день Лаго забрался, преследуя оленя, особенно далеко и остановился отдохнуть под скалой между двумя водопадами: светлым и темным. Мертвый олень лежал у ног охотника, переменчивый ветер перекручивал струи воды и забрызгивал все вокруг. Неожиданно мокрый олень вскочил и умчался по склону. Лаго достал из сумки подстреленную перепелку и поднес к первому водопаду - раны закрылись. Намочил во втором - птица отряхнулась и улетела. Юноша полоснул ножом по руке и обмыл кровь, на месте пореза тянулась тонкая серебряная полоска. Обрадованный Лаго поспешил к возлюбленной.
Много дней носил Лаго по кручам и скалам воду из двух водопадов, а Наки пучками трав обмывала раны убитых Нартов. И ожили все три героя. Удивленно смотрели нарты на новый мир вокруг и слушали рассказы о том, сколько времени прошло после битвы с драконом.
Седой Фишт больше всех расспрашивал об обычаях новых людей, размышлял, а затем объявил, что останется на горе, на которой провел столько лет, к которой привык, где так привольно дышится и столь высоки думы.
Пшехо-Су горевал, что нет на земле прежней вольной кочевой жизни. Сказал, что вернется к товарищам, с которыми побывал во многих битвах, выпил воды из темного водопада и заснул навеки.
А юный Оштен захотел увидеть новый мир и спустился в долины. Наверное, он и рассказал эту историю людям.
Головы каменного дракона, названные именами великих нартов, Фишт, Пшехо-Су и Оштен, до сих пор охраняют, укрытое в горах, плато Лаго-Наки.
Прошло ещё время. Счастливо прожили свою жизнь Лаго и Наки - у них выросли дети, у их детей выросли внуки. Поколения сменялись поколениями.
Так образовался горный аул среди дикого яблоневого сада. И назван он был – Мезмай. Хорошо жилось людям в Мезмае – они выпасали скот, возделывали землю, собирали плоды. Войны и болезни обходили их стороной. Поэтому в тяжелые времена люди уходили туда, чтобы укрыться от бед и несчастий. Мезмай помогал всем, кто хотел уйти от суеты, несправедливости, станичного или городского шума. Со временем туда стали съезжаться те, кто хотел уединения и приключений - поэты, художники, туристы и просто авантюристы.
История о драконе-злодее стала легендой. О Лаго и Наки люди стали сочинять другие истории.
Теперь часто можно встретить путешественников в этих местах. Находят в горных ручьях крупинки золота и серебра, но никто из путников еще не встречал пещеру дракона.

Легенда о происхождении гор Фишт, Оштен и плато Лаго Наки

Было это в древние времена. Привольно жили адыги на земле своих предков. Пасли скот, сеяли пашни, занимались охотой и рыбалкой. В диких лесах разводили фруктовые сады. Ничто не предвещало надвигающейся беды. И вот однажды, словно чёрная грозовая туча, двинулись с моря на землю адыгов враги. Жестоки и беспощадны были они. Стариков и мужчин убивали, а детей и женщин угоняли в заморское рабство. Собрался совет старейшин на последнюю сходку: думать как уберечь родную землю от надвигающейся беды. Решили, что остается только одно: сражаться до последнего. Однако придумали они не бросать все силы сразу в бой, а разделиться на три части. Чтобы подобно трем грозным валам накатывались они на врага, уничтожали его и обращали в бегство. Первыми пошли в бой седовласые старики. И повел их опытный воин Фишт. Старые бойцы многое повидали на своем веку. Привыкли они и к тяжести щитов, а свист мечей был для них подобен военной музыке. Крепко бились старики. Немало уничтожили врагов. Но слишком неравны были силы, и погибли старики все до одного. Повел тогда против врагов молодую дружину храбрый Оштен. Бились теперь с врагами сыновья погибших стариков. Долго длилась битва. Но пала в бою и дружина Оштена. Оставалась последняя надежда. В бой вступили юноши – внуки погибших стариков. И возглавил их юный Лаго. Долго бились юноши. Был ранен смертельто Лаго. Верный конь принес его к дому его невесты Наки. Надела Наки доспехи своего возлюбленного и повела остатки храбрецов на врага. Не выдержал враг такого натиска и побежал обратно к морю. Давно это было. Но стоят с тех пор на земле адыгейской седоглавые вершины Фишт и Оштен и молодое нагорье Лаго-Наки.

Легенда о Лаго и Наки

По небу плыли белые облака, рисующие на беспредельной синеве причудливые очертания гор, дворцы и храмы неведомого небесного города. Молодой пастух лежал на душистой траве и пытался прочесть письмена неба. И вдруг он увидел лик прекрасный, словно ароматом горных незабудок дохнуло ему в лицо, и яркая вспышка света, как предчувствие, пронзила до самых глубин души. Он поднялся и тихо запел свою любимую песню. Так неспешно он приблизился к селению и решил спуститься к ручью, чтобы напоить животных.


Место было пустынным, и когда он подошел, вдруг увидел девушку: она оглянулась и вскрикнула. Она стояла в воде по колено, длинное платье упало вниз и прикрыло обнаженные ноги. Девушка вышла из воды и поспешила накинуть плат на голову, скрывая волосы, плечи и очертание юной груди. Но не это все видел пастух, он видел глаза, огромные и бездонные, как небо, из них струился свет, "как свет небес" - подумал он и подошел поближе, потому что она тоже пристально смотрела на него, словно не имея сил оторвать от него взор. Так они стояли, постигая вечность и касаясь сердца посредством души.

- Наки, - раздался откуда-то издалека крик, - где ты, иди домой, отец ищет тебя...
Девушка вздрогнула и побледнела, опустила глаза и побежала по тропинке. А он так и стоял и не понимал: был ли это сон, или лик, что видел он в небе, спустился на землю. На следующий день, как только рассвело, пастух погнал свое стадо туда, где вчера встретил ее. Время, казалось, тянулось бесконечно, но вот мелькнул чей-то силуэт на тропе. Она не сказала ни слова, просто подошла и посмотрела в глаза, и снова они не могли насмотреться друг на друга, и время словно остановилось. Он и она - вечная песня любви. И он говорил:
- Наки, ты словно небесная Нимфа, я видел твой облик на небе.
- На небе - это знамение свыше, но мне хочется жить.
- Ты не думай о смерти...
- Кто ты? - спросила девушка.
- Я пастух.
- Как жаль, что я княжна, мой отец не позволит даже говорить с тобой.
- Но ты уже говоришь.
- Да.
- Я не думал, что от слов твоих можно испытывать такое блаженство.
И уже говорили без умолку, глядя друг на друга с нескрываемым восторгом, забывая о том, что так далеко стоят друг от друга. Огонь любви разгорался все сильнее и сильнее.
- Где ты была? - спрашивал отец.
- Я ходила к ручью, отец, там прохладно и тихо.
- Почему так пылает лицо и сияют глаза твои, Наки? Отвечай!
- Я бежала отец, оттого и алеет лицо

И теперь каждый день Лаго и Наки видели друг друга, и обжигали нежные прикосновения губ, и сладость первого поцелуя волновала и томила сердце предчувствием еще более сильного чувства. Все вокруг перестало существовать, только сказка вечной любви царила в их жизни. Но однажды Наки не пришла, не пришла и на следующий день, не пришла и на третий. Казалось, что солнечный день превратился в ночь, казалось, что жизнь мгновенно оборвалась, слезы сердца вырывались и слышались стоны. "Где же ты, голубка моя, что же случилось с тобой? Неужели отец запер в доме? Приди же, принеси свет солнца живого, омой сердце мое потоками чистого огня, я не могу более жить без тебя". А ветер, подхватив слова эти, нес их к распахнутому окну, и Наки слышала их. "О Лаго, жизнь моя, моя радость, свет моих глаз, я здесь, но мысли мои с тобой, не терзай мое сердце, не тоскуй так по мне, я приду, я скоро приду". И правда, отец отпустил девушку. И она, как птица, летела, и несмотря на вечерние сумерки, он ждал ее, и словно вспыхнуло солнце над горизонтом, нежные объятия и тихий шепот, а после горячие и горькие слезы:
- Отец нашел мне знатного жениха и пообещал ему отдать меня в жены. Я умру, мой Лаго, потому что не мыслю своей жизни с кем-то другим.
- Не надо, не плачь. Скажи, ты готова быть рядом и в жизни и в смерти со мной, и в радости, и в печали...
- О, да, я готова, бежим от этого мира, бежим туда, где царит свет любви.

И, взявшись за руки, они побежали в горы. Ночь лунная освещала тропу, по которой поднимались они в горы, и только когда рассвет коснулся робко края небосвода, они присели на душистую траву и, склонив головы друг к другу, уснули, как дети - прекрасные и чистые, словно рассвет, омытый каплями росы. Отец обнаружил пропажу дочери только утром и отправился в погоню на лошадях с отрядом всадников. Горы содрогнулись от стука копыт. Наки вскрикнула и проснулась.
- Лаго, отец послал погоню, они несутся на лошадях, бежим же, друг возлюбленный, бежим скорее.
И вот глазам открылись снежные вершины, и девушка замерла на миг.
- Величие неземного рая, - сказала тихо, - и здесь останется навечно моя любовь.

Но сильные руки подхватили ее и понесли: и два сердца, опаленные трепетным огнем любви, бились как одно. И вот он опустил ее на землю. Наки робко шагнула к краю пропасти и вскрикнула:
- О, Лаго мой, неужели мы пришли?.. - она оглянулась. - Назад дороги нет, я слышу шум погони и лай собак. А небо, Лаго, посмотри, его коснуться можно, а свет, взгляни - сияние, я вижу сияние небесное, скажи, ты видишь свет?
- Да, милая, я вижу свет, то вечность манит нас, но там, внизу, там камни острые, там боль, забвенье, мрак.
- Нет, Лаго, нет. Любовь - как крылья, мы вознесемся в небо: помнишь, ты сказал, что видел лик мой в небе, и я ответила, что то знамение... Иди ко мне, мой друг, и обними меня покрепче, чтобы ничто не разлучило нас, и миг полета, словно сладость поцелуев, словно поток любви, поток огня, нас вознесет на небо.

И обнявшись стояли так, пока погоня не появилась. Все замерли, сошли с коней, все видели, как, оторвавшись от земли, они парили над пропастью. И вдруг - яркая вспышка ослепительного света, такая яркая, что все закрыли глаза, а когда открыли - только облако золотистого сияния висело над пропастью и звучала удивительная мелодия любви, которую эти люди никогда не слышали. Они подошли к краю пропасти, но никого не увидели там, внизу, и удивленно подняли головы к небу, словно бы они не упали вниз, но взлетели по воле кого-то могущественного. И кому-то казалось, что они видели их и слышали счастливый смех, точно двое влюбленных прыгали по облакам, догоняя друг друга. Но еще долгие века будет звучать в пространстве песнь о любви Лаго и Наки, волнуя сердце прикосновением потоков вечной и прекрасной любви

Легенда о Руфабго

В давние времена жил в этих местах великан Руфабго, который не давал покоя местным жителям. И тогда храбрый юноша Хаджох вступил в смертельную схватку со злым великаном и, победив его хитростью, вытащил из груди великана сердце и забросил в ущелье. Оно окаменело, перегородив ручей и образовав водопад. Ручей назвали Руфабго, а камень сердцем великана.

Новости и статьи

Все новости


Реклама

Горное плато Лаго Наки - Lagonaki-info.Ru